«Постом человек должен больше думать о Боге, меньше о еде. Значит, и еда должна быть такой, чтобы за ней не надо было ухаживать, как за капризной и недоступной девицей. Купил. Приготовил. Поел. Работаем. И пища не должна губить волю к жизни. Кто видел постную манную кашу, тот понял, о чем я говорю». Архимандрит Савва (Мажуко) в очередном письме читателям «Правмира» рассказывает, как в молодости отлучил селедку от Церкви и что с тех пор понял.

Если ли смысл, когда на исповеди человек постоянно называет одни и те же грехи? Это значит, что его духовная жизнь остановилась? Размышляет протоиерей Максим Первозванский, главный редактор журнала «Наследник».

Период Великой Четыредесятницы — это по преимуществу период духовных подвигов и духовного плодоношения. Все христиане, все верующие, все члены Церкви, каждый, кто желает прожить этот период по-Божьему, после общей расслабленности всей нашей жизни, которой способствует и наше падшее естество, прилагает усилия, сосредоточивает силы и начинает трудное семинедельное шествие.

Знаменитый литургист А.А.Дмитриевский написал однажды, что современные ему христиане почти совсем утратили правильное понимание Великого Поста. Причину Алексей Афанасьевич находил весьма интересную: незнание людьми текстов главной богослужебной книги Святой Четыредесятницы — Триоди Постной.

 

Меня удивляет работоспособность прежних эпох. Современный человек, да и я сам себе, кажутся мне тем персонажем дневников Кафки, где говорится, что некий человек тяжело дышал, словно только окончивший бой гладиатор.

Страница 5 из 6